Переход на главную Если у Вас возникли вопросы, напишите нам
 
... Я хотел стать журналистом - я стал. И как-то так совместил военную стезю (это от отца у меня) и гуманитарную, к которой тяготел. В итоге получился такой... нестандартный - военный гуманитарий.

Валентин Егоров
Из интервью программе "Ангажемент", ГТРК "Янтарь", 2001 г.
Главная
Биография
Телепрограмма «Честь имею!»
Время, на ощупь горячее
Детские рассказы
Литературоведение
Песни
О Калининграде и ...
Калининградцы о нем
 
Фотогалерея
Контакты
Все новости

18.03.2010
Книгу Валентина Егорова подарили детской библиотеке
Книгу Валентина Егорова подарили детской библио...

21.02.2010
«Однажды Аблезюкин...»
21 февраля  2010 года в Калининградской областной  филармонии  в&...

17.02.2010
Детскую книгу Валентина Егорова представят в филармонии
Детскую книгу Валентин...

14.02.2010
«Этот мир любовью создан...»
Статья в газете «Каскад» Ко Дню Вс...

20.01.2010
Исполнилось 5 лет, как ушел из жизни Валентин Адольфович Егоров
20 января 2010 года исполнилось 5 лет, как ушел из жизни Валентин Адольфович Его...
Из «Досужих мыслей» и «Заметок Корякова»
Город пышный, город бедный

На прошлой неделе в двух местных газетах практически одновременно было опубликовано одно и то же интервью с гостем нашего город
Константином Райкиным

Интервью были похожи, как две капли воды, но подписи под материалами были разные. К подобным шуткам местной пишущей братии мы уже давно привыкли и, потому не о них речь. Речь именно о том, ЧТО говорил гость города, которого местные акулы пера, как водится, прогнали по простейшему вопроснику: о впечатлениях и планах на жизнь. При таких вопросах и ответы можно ожидать простейшие. Но гость оказался не прост и выручил-таки пишущую братию подобием сенсации: вместо привычного комплимента древности и своеобразию Калининграда врезал нечто противоположное.

Рассказывая, как с десяток лет назад снимался здесь в «Жене керосинщика», артист заметил: «Это было самое жуткое место в стране. Страшнее Калининградской области я ничего не видел.. Я видел остатки какой-то совершенно другой цивилизации! Я видел здесь остатки величайшей культуры, вокруг которой поселились какие-то, простите, ублюдки... И вот они понастроили какие-то убогие дома, уродливые жилища. Сделано все как-то без любви... Калининград мне тогда показался чудовищем».Потом, правда, гость сказал, что нынче у города появляется подобие нового лица, и это его обнадеживает. Видимо, нас, ублюдков, это должно обнадеживать. Что ж, пожалуй, впервые за более чем полувековую послевоенную историю нашего города ЭТО было сказано вслух. Конечно, душа никогда не согласится с оценками гостя, и все же...

Трагична судьба нашего города. От него публично отреклись старые жители: «Кенигсберга больше нет, мы унесли этот город на подошвах своих башмаков», - прочитал я в одной немецкой книге. А советские власти чуть ли не до 70-х годов не могли поверить в то, что город этот навсегда стал российским, и все боролись с жупелами немецкой «архитектурной угрозы». Последовательно стирая все черты своеобразия улиц, фасадов, площадей.
Душа, конечно, никогда не согласится с оценками гостя, потому что знаю, как боролась местная интеллигенция за сохранение своеобразия нашего города, сколько судеб было сломано за попытки отстоять это своеобразие, знаю, какими хитростями строилось в Калининграде все, чем мы сегодня гордимся: Органный зал, картинная галерея, спорткомплекс «Юность». И все же...

И все же в этом «ничейном» пространстве рождались, жили, трудились люди, и судьбы их навеки породнены с этим городом, и множество славных имен - от знаменитого космонавта Алексея Леонова до певца Олега Газманова - предмет гордости Калининграда. А взгляд столичного гостя... Что ж, каждый имеет право на свой взгляд. Не надо обижаться на сказанное. Надо просто делать так, чтобы город наш был достоин и своей истории, и своих людей. И кому это делать, как не нам?

В.Егоров.  Сборник    «Время, на ощупь горячее», Калининград, 2005

Позабыли...

«И ненавидим мы, и любим  мы случайно» - заметил как-то классик, характеризуя основные черты своего поколения. Но, как кажется, оценка применима на все времена.
В последнее время мы все резко и одновременно полюбили Эрнста Теодора Амадея Гофмана. То есть любили-то мы его всегда, но выражения этой любви были по-русски сдержанными и скромными: ну, перечитаешь «Крошку Цахеса», ну, посмотришь по телевизору фрагмент балета  «Щелкунчик» - да и все, пожалуй. А тут, в ознаменование 220-летнего юбилея - и мемориальную доску в университете установили, и музей Гофмана открыли, и выставок - неисчислимое количество, и концертных программ... И все - на международном уровне, с приглашением иноземных гостей!  Широко, словом, гуляем. Даже странно, почему этот день не объявили выходным.

И как-то забылся в тени этого большого и шумного праздника другой юбилей, человека не менее славного, - 170 лет со дня рождения Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. И ни звона, ни  хвалебных речей, ни концертов, ни конференций...
А ведь этот писатель как никто другой заслужил нашу любовь и уважение. Именно тем, что не лгал, не заискивал перед Россией, пытаясь  открыть ей глаза на силу ее и немощь.

Не чужой он и нам, калининградцам. Бывали в наших краях Михаил Евграфович,  наблюдали тогдашние нравы, немало остроумных и едких строчек оставили. И про немцев, и  про наших, кто немцами чересчур  восхищается. И замечательная  притча его о мальчике в штанах и мальчике без штанов из очерков «За рубежом»  навеяна именно здешними впечатлениями.  Есть в этом диалоге реплики, на которые хотелось бы обратить особое внимание  жителей города. Это когда наш отечественный мальчик говорит: «Погоди, немец, будет и на нашей улице праздник!». А его собеседник отвечает: «Никогда у вас ни улицы, ни праздников не будет».
Вот и думаю я: прав Михаил Евграфович. Не будет у нас настоящего праздника, пока мы своих пророков  слушать и чтить не научимся.

В. Егоров.  Сборник «Время, на ощупь горячее», Калининград, 2005

Наш странный любимый остров

Один из бывших секретарей обкома КПСС очень любил чайную смесь и печенье «Мария». И потому, когда в областном драматическом театре проводилась партийная конференция, в театральный буфет завозили индийский и цейлонский чай (невиданная по тем временем роскошь!) и поименованное выше печенье.
А еще он любил тепло. И под стол президиума ставили обогреватель, тем самым  доводя до теплового удара вождей рангом пониже и передовиков производства.
Это легенды. Может, так оно и было. А может, людская молва что-то досочинила, приписала, украсила.
Наш край - весь в таких легендах. Иначе и быть не может. Очень уж необычна его история, где сплелись век нынешний и век минувший, и потому даже научно выверенные факты подергиваются порой мифологической патиной.

-Ты откуда?
-Из Калининграда.
-А, из Подмосковья?
-Да нет, из того, который  Кенигсберг...

Мы словно живем в двух мирах, двух измерениях, и даже если стараемся не замечать одно из них, оно напомнит о себе вылезшей из-под краски надписью. Шпилем кирхи, возвышающимся над густой зеленью каштанов и буков, загадочным вензелем на кованой решетке.
Господи, как трудно так жить! Как шарахаемся мы из одного времени в другое!
Взрывали отличные старые здания, глумились над кладбищами и памятниками, срезали решетки с оград, под корень рубили редчайшие деревья.
А потом шарахались в другую сторону: стали делать вид, что это мы триста лет назад основали Альбертину. А сто лет назад заложили Советский (!) театр. Что мы всегда знали и любили поэзию Агнес Мигель. Что Иммануил Кант был заурядным русским профессором. Что название «Остмарк» благозвучнее  для русского уха, чем «Жигулевское»...

Это все мы, странные люди странного края, маленького островка близ большого материка с названием Россия. Это мы построили большой Дом посреди своего главного города. Дом, в котором никто не живет. Это мы поставили на постамент генералиссимуса странную бронзовую женщину, держащую герб несуществующего государства. Это мы, ломая язык, осваиваем новые слова: «анклав», «эксклав», «кондоминиум». Это все мы, Господи. Люди, живущие в двух мирах и двух эпохах одновременно. Но мы любим этот остров и благодарны судьбе, что родились и живем здесь. И мы по-своему украшаем его. Мы строим, как умеем, здания и, как умеем, прокладываем магистрали. И мы знаем, что это наша земля, которая от нас перейдет нашим детям и внукам. Наша странная, вся в легендах и небылях и так нами любимая земля.

 В.Егоров.  Из сборника «Время, на ощупь горячее»
 
InfoSky - Создание и развитие бизнеса в сети Интернет (Калининград).